Россия и Израиль: отношения на высоте

Тель авив цви маген сделал карьеру в военной разведке и на дипломатическом поприще, он возглавляет группу израильских специалистов по россии. Цви маген был израильским послом в москве в конце 90 х годов, потом воглавлял правительственное бюро по связям с еврейской диаспорой стран снг и балтии натив, в настоящее время он руководит отделением по изучению россии в институте исследований национальной безопасности при тель авивском университете. Этот человек знает, как развиваются отношения между россией и израилем.

Недавно в москве он убедился в дружеском отношении кремля к израилю. Цви маген россия ведет двусмысленную политику. Она друг израиля, но она дружит и с врагами израиля сирией и ираном.

Москва хочет играть значительную роль на ближнем востоке, участвовать в устройстве региона. Поэтому она нуждается в партнерстве с израилем.

Конечно, это интересная политика, в москве ее определяют как многовекторную вести переговоры со всеми, предлагать себя в качестве посредника в конфликтах. Однако эта политика могла иметь место до начала арабской весны, которая захватила россиян врасплох, и к которой москва отнеслась отрицательно. Кремль предвидит усиление радикального исламизма и, следовательно, увеличение нестабильности.

В этот момент россия встала на сторону шиитов против суннитов. Россию не без оснований пугает распространение и усиление ислама, потому что он представляет угрозу для ее интересов на кавказе и в средней азии. Остается факт, что отношения между россией и израилем никогда не были так хороши.

Это правда. Отношения хорошие. Но россия больше нуждается в израиле, чем израиль нуждается в россии.

Москва знает, что израиль очень продвинутая страна в области технологий и к тому же имеет вес на западе. Но истинная проблема заключается в том, что соединенные штаты не хотят присутствия россии на ближнем востоке. Сегодня вашингтон видит своего основного геополитического противника не столько в китае и в исламе, сколько в россии.

Соединенные штаты не хотят, чтобы россия снова стала супердержавой и вмешивалась во все мировые проблемы, не хочет дальнейшего развития евразийского проекта путина и стремится ослабить россию. Например, россия готова пойти на уступки в сирийской проблеме, но взамен она хочет перезагрузки 2. 0, то есть глобального соглашения, особенно в области противоракетной обороны в восточной европе.

А вашингтон этого не хочет, он желает решить сирийский вопрос, не идя на уступки. Это очень большая игра, а израиль является частью западной системы.

В настоящий момент россия находится по другую сторону. Между тем, на горизонте все время маячит иранская проблема. У меня есть ощущение, что в россии существуют две противоположные авторитетные позиции.

С одной стороны, есть политики, которые видят в иране фундаментального антизападного геополитического союзника. В случае войны и благоприятных обстоятельств такие политики замышляют продвинуть российские интересы на кавказе даже с помощью армии. С другой стороны, есть и такие политики, которые боятся разрушительного эффекта такого сценария.

Они хотят, чтобы россия более решительно поддерживала запад в вопросе сдерживания ядерных амбиций тегерана, так как в будущем рассматривают иран как угрозу для кавказа и средней азии. В случае войны они предпочли бы осторожное поведение размахивание знаменами, масса риторики, инициативы в оон, переброска военных судов и все. В общем, мне кажется, что нет явных сигналов того, какова будет реакция москвы.

.